Tallinna Kaubamaja: 55 лет — не возраст!

Перед сидящей напротив 55-летней дамой стоит кружка дымящегося кофе. Сквозь стеклянную стену кафе внутрь заглядывает весеннее солнце. Но я здесь не для того, чтобы послушать, как на протяжении 55 лет ей удавалось оставаться модной и делать модным все окружение. Сегодня мы говорим об юбиляре — таллиннском Каубамая.

1960_TLN_Kaubamaja-13Сийм Нестор

Если говорить о тех первых десятилетиях, о той закрытой системе торговли, то, наверное, вам не приходилось жаловаться на недостаток интереса покупателей к себе? Мировые марки здесь тогда еще не продавались, но…

Хлопчатые брючные костюмы. Импортные туфли с квадратным носом и квадратным каблуком. Брюки-клеш. Длинный жилет. Если у кого-то летом 1970 года такой одежды и не было, то у работников Kaubamaja и самых усердных клиентов была на сто процентов. Конечно, прилавки  Kaubamaja не ломились от модных новинок, но мода здесь все же присутствовала.

Жаловаться на интерес покупателей в те времена, и правда, не приходится. Скорее, этот интерес был физически изнуряющим. Такое чуждое для современности явление, как длинные очереди, возникло в середине 60-х. Я говорю не просто о длинных очередях, а об очень длинных очередях, напоминавших порой массовые состязания тяжеловесов. Люди крепко хватались за стоящих перед ними абсолютно чужих людей, чтобы никто не мог между ними просочиться. И так стояли часами. При этом сами были облачены в толстую зимнюю одежду. Я уже не говорю о том, что люди выстраивались в очереди перед входом в Kaubamaja ранним утром, задолго до открытия магазина, даже не зная, «выкинут» ли сегодня в продажу что-нибудь ценное или желанное. Импортные туфли и чехословацкие бюстгальтеры хватали и покупали, не примеряя.

Kaubamaja был первопроходцем в таком распространенном в наши дни обычае как демонстрация мод в интерьере магазина. Конечно, сейчас модные показы проходят и в ночных клубах, но в свое время подобная инициатива от Kaubamaja представляла собой нечто новое. Как все начиналось?

Какие модные показы!? В моих торговых залах диджеям тоже приходилось крутить пластинки! Хорошо, хорошо, в этом смысле я, конечно, не пример для ночных клубов. (Заливается хохотом). А вот модные показы мы начали устраивать уже спустя полгода после открытия Kaubamaja. Они организовывались раз в неделю, в отделе женской одежды на третьем этаже. Демонстрировалось все – от пальто до ситцевых платьев. Причем, манекенщицами были работницы Kaubamaja. И…

Как, простите: манекенщицами?

Да-да, именно манекенщицами. Сейчас их называют моделями. Так вот. Продавщицы оставляли свою повседневную работу, переодевались в подсобных помещениях и прохаживались по полукруглому подиуму, выполненному специально по моему заказу. Среди моделей был и один мужчина.

Наши модели были красивыми, молодыми, стройными, поэтому одежда на них выглядела более шикарно. Ведь на таких показах демонстрировалась не импортная одежда или нечто такое, что и без того хорошо раскупалось. Нам приходилось демонстрировать вещи, которые не пользовались особым спросом у покупателей. И поскольку эти вещи выглядели на моих манекенщицах более выгодно, люди сразу после показа бросались покупать увиденные ситцевые платья, юбки, жакеты и пальто. С помощью таких вот показов мне удалось в несколько раз увеличить продажи кухонных передников, но все же передники остались в отделе кухонных товаров. Не были редкостью и случаи, когда кто-нибудь из публики, присутствовавшей на показе, настойчиво требовал именно то ситцевое платье, которое было на «этой брюнетке» или на «этой блондинке», только что выходившей на подиум. То, что платье только что носила другая, не имело значения. Скорее, это было бонусом.

Качественный и модный товар и в первые десятилетия вашей работы шел хорошо, тем не менее, вы решили делать ставку на витрины. Почему?

(Делает вид, что удивлена). Что за вопрос?! Неужели вы думаете, дорогой друг, что в даже трудные времена можно делать скидку на внешний вид? Наши витрины были поистине особенными, порой сенсационными. Я знаю людей, которые специально совершали обходы вокруг здания, если слышали, что в витринах появилась новая экспозиция. Во времена самого жесткого дефицита манекены в наших витринах были облачены в фольгу, но они там были, и, должна признать, выглядели все же очень круто и фантастично!

На нас работала целая команда художников-декораторов, старшим художником был Юло Сепп, позднее получивший известность как художник по металлу, а с1964 года – Олев Субби, до сих являющийся одним из самых известных эстонских живописцев. В их задачу входило оформление не только наружных витрин, но и упаковочной бумаги, плакатов и этикеток. Когда я наняла на работу дизайнера по интерьерам Антса Толли, мы стали уделять внимание и оформлению торговых залов – световые ящики, цветные фигуры, проволочные фермы. Сомневаюсь, что на просторах Советского Союза вы нашли бы второй магазин, где в середине 70-х годов задумывались над такими вещами. Тем более, задним числом.

И телереклама. Абсолютно не понимаю, зачем вам это понадобилось?

Таллиннский Kaubamaja был самым близким к Западу крупным магазином во всем Советском Союзе. Я видела рекламу по финскому телевидению и никак не могла найти оправданий, почему у меня должно быть хуже. Почему по телевидению не могут показывать мою рекламу? В 70-80-е годы мы заказывали у студии Eesti Reklaamfilm по шесть-восемь рекламных клипов в год. Кстати, копирайтерами были сами сотрудники рекламного отдела Kaubamaja. Клипы крутили как по телевидению, так и в кинотеатрах. Все, что касается рекламы, приносило нам успех как на республиканских, так и на всесоюзных социалистических соревнованиях. Сейчас это кажется смешным, но в те времена это помогало нам стать заметнее. Быть cool. Быть hot. И не забывайте, что реклама Kaubamaja в тех суровых реалиях была одним из немногих явлений, в которых присутствовала хотя бы толика эротики.

Не могу не упомянуть и тот факт, что я выпускаю журнал с самым широким в Эстонии распространением. Толстый, яркий, модный и сочный Hooaeg. И если уж хвалиться по полной программе, то на модных страницах Hooaeg печатаются работы только лучших местных модных фотографов.

Если иметь в виду моду, то она ведь не ограничивается лишь внешним видом.  Мы можем говорить и о модном отношении к жизни, и о стиле жизни, и вообще о модном жизненном укладе и так далее и так далее. Как вам кажется, оказывались ли вы на передовой в какой-нибудь сфере, напрямую не связанной с модной одеждой?

Ну конечно. Возьмем, например, крайне модный в наши дни, если не сказать обязательный, атрибут организации труда – развивающую беседу. Сейчас развивающие беседы проводятся в каждой приличной фирме. А в Kaubamaja уже с 1975 года работал свой психолог. Один из первых психологов, работающих в торговле, на всем пространстве бывшего Советского Союза. Он регулярно проводил среди работников социологические исследования, рассматривая, кроме прочего, причины ухода людей с работы. У нас каждый работник был на вес золота, мы заботились о его обучении, проводили тщательный отбор – тех, кто уходил из Kaubamaja, с удовольствием брали на работу в других торговых точках. Исследования, проводимые психологом, выявляли причины удовлетворенности или неудовлетворенности работой, создавали общую картину микроклимата и указывали места, требующие неотложного и пристального внимания. В наши дни подобные исследования называются развивающими беседами. Но я подчеркиваю – у нас работал психолог с бумагами (Весело смеется).

И вы взяли психолога на работу именно для проведения таких вот исследований?

Не только. Прежде всего, психолог был приглашен в нашу команду для того, чтобы разъяснять новеньким и молодым работницам теоретические основы профессионального поведения. Звучит суховато? В действительности это означает, что с продавцами разыгрывались сложные ситуации, которые порой происходят в торговых залах магазина – все это снималось на пленку, и затем устраивался совместный просмотр с тем, чтобы выяснить, совершались ли и, если да, то где именно, ошибки в общении. Несмотря на то, что товары в те времена просто сметались с полок, и покупателей не нужно было уговаривать, я уже тогда понимала, что наша работа заключается в общении. В создании контакта с покупателями. Я сосредоточилась именно на искоренении ошибок в общении и, кажется… (удовлетворенно улыбается) что и в этом я снова была первопроходцем. Я сильно сомневаюсь в том, что где-то в другом месте вообще могли настолько ценить общение.

Вы упомянули, что каждый работник Kaubamaja был на вес золота. Наверняка прием на работу психолога был не единственным способом удержания персонала.  Каким еще образом вы взбивали эти «пуховые перины» под своим коллективом?

Пуховые перины! Ха-ха-хаа, это точно! Да весь Kaubamaja был для них одной большой периной. Если говорить серьезно, то, например, в зале для собраний корпуса В для работников была отведена зона, в которой они могли посидеть в кресле, надеть наушники и послушать музыку. Рядом с этим помещением мы сделали еще отдельную комнату для отдыха с четырьмя-пятью диванами. Продавцы, которые целые дни проводили на ногах, могли прилечь здесь во время часовых перерывов. На диванах имелись и одеяла, и подушки – ха-ха-ха! Нашим сотрудникам удавалось даже немного поспать на этих кушетках. Очень полезно! Я до сих пор не знаю, создавались ли где-то еще такие помещения для персонала, в которых можно было бы вздремнуть. Ну, в Скандинавии или Японии, наверное, само собой, а вот в Эстонии? Если только в какой-нибудь передовой ИТ-фирме.

Я бы еще добавила, что у работников Kaubamaja был свой парикмахер, мастер педикюра и маникюра, а также своя столовая с низкими ценами. Организовывались медицинские осмотры в молодежной поликлинике, которая находилась в начале Тартуского шоссе. Языковые курсы, танцевальный кружок, хор. Женская команда по волейболу, действовавшая под руководством штатного спортивного инструктора Kaubamaja, не раз становилась чемпионом Эстонии. А что происходило на нашей базе отдыха Лавику – это вообще отдельная длинная история. Впрочем, у нас говорили – что происходит в Лавику, остается в Лавику (Ухмыляется).

Хорошо, не будем углубляться в детали, но все же хоть в двух словах – что представляла собой база отдыха Лавику?

Уже через два года после открытия я приобрела водяную мельницу Лавику недалеко от Вызу. Вместе с подсобными постройками. Я распорядилась, чтобы разрушенные здания были приведены в порядок – так появилась настоящая база отдыха.

Комнаты для ночлега, каминный зал для праздников, баня. Еще я пристроила сюда небольшую сцену, на которой в свое время выступал знаменитый Сулев Ныммик, а также самый «западный» и самый профессиональный музыкальный коллектив Эстонии 70-х – ансамбль «Апельсин». Больше нигде в Советском Союзе не было такого зажигательного диско-ансамбля, так свободно владеющего фанк-ритмами. И я была спонсором «Апельсина». Тогда это назвалось «шефством» – «Апельсин» был подшефным ансамблем Kaubamaja. Мы бесплатно предоставляли им помещения для репетиций, а они взамен приезжали с выступлениями к нам на базу отдыха. Можете себе представить, что там творилось. Особенно, если учитывать то, что праздники, проходившие в Лавику, пользовались известностью в округе еще и потому, что отдыхавшие там наши сотрудницы были преимущественно молодыми женщинами. Толпы молодых людей пытались пробраться на наши праздники!

Отдых в Лавику пользовался популярностью, к тому же для своих он был бесплатный. Работа в Kaubamaja означала принадлежность к избранному обществу, мой молодой друг (Возбужденно). У меня до сих пор работает продавщица, которая буквально недавно отметила 50-летие своего стажа в Kaubamaja. Мы ведь говорим о работе мечты, правильно?

И у работников ведь бы доступ, скажем так – прямая дорога – к товарам, которые не доходили до прилавков?

Снова возвращаемся к теме дефицита, но что скрывать, если это действительно было так. Наш имидж и престиж во многом строился именно на доступности для нас желанных товаров. Благодаря этому продавцы Kaubamaja были просто звездами в своем окружении. То, что сейчас называется социальным капиталом, в свое время означало еще и то, что у вас была возможность выглядеть чуточку круче. Импортная одежда и обувь, к которой у персонала Kaubamaja был доступ, позволяли чувствовать себя особенными не только семьям работников, но и их друзьям-знакомым.

Правда, звучит соблазнительно, но…

Один момент, который я хотела бы выделить относительно манер поведения и стиля жизни модного человека… Ах да, между собой мы в шутку называем первым хипстером Советского Союза молодого человека, который украл мотоцикл из секции спортивных товаров. В начале 60-х в спортивном отделе продавались мотоциклы, и вот однажды какой-то молодой господин подхватил модный мотоцикл и направился с ним к парадному входу. Наш продавец предупредительно подошел к нему и порекомендовал выйти через боковую дверь, просто потому, что она была ближе! Никто и представить не мог, что покупатель попытается уйти с мотоциклом, не заплатив за него. Что касается транспортных средств, то в свое время Kaubamaja торговал другим товаром, который пришелся бы по душе современным хипстерам. Запорожцами! Знаете? Эдакие кочки на советских дорогах. Мы получили из Армении целую партию, 30 автомобилей. В Армении они не имели успеха, потому что в тамошних горах на такой машине далеко не уедешь.

В 80-каком-то году дедушка подарил мне Кубик Рубика. Когда я стал восхищаться подарком, то услышал, что дед купил его в Kaubamaja. Будучи маленьким мальчиком, я часто приходил в отдел игрушек этого универмага просто так, поглазеть, но Кубика Рубика никогда не видел. Даже ничего такого, что могло бы указывать на то, что Кубики Рубика вообще когда-то здесь были. Получается, что дедушка обманул меня?

Ну, если твой дедушка не работал в Kaubamaja или у него здесь не было знакомых, то, может, ему повезло попасть сюда во время наших знаменитых Венгерских дней. Именно так – повезло попасть. Ведь когда в 1985 году у нас проходила неделя товаров братской Венгерской Народной Республики, толпы народа, стремившегося попасть внутрь, создавали заторы даже на проезжей части. В день открытия ситуация даже вышла из-под контроля, народу было настолько много, что двери в какой-то момент пришлось закрыть, чтобы люди больше не протискивались внутрь. Наряду с Кубиками Рубика мы торговали фломастерами, венгерской одеждой и обувью – все это воспринималось как товары с Запада. Таков был дух времени.

Каким вам кажется дух нынешнего времени? Куда дальше?

А что, похоже, что я могу остановиться? (Смеется) Похоже, что я откажусь от роли флагмана? Дух времени – это общение, а точнее, более близкое, чем раньше, общение с людьми. Вероятно, скоро я войду в дома к людям. Вероятно, скоро засияют мои виртуальные витрины

Фото: архив Каубамая

Business-M-logo-1-small-20

Следующая запись

Sony Morpheus VR - реальная виртуальность

Чт Мар 5 , 2015
Прошедший год отметился  большим количеством анонсов в сегменте устройств виртуальной реальности. Пока практически все эти проекты являются пробой технологий. На пути к вершинам популярности всем разработкам предстоит не только появиться на рынке в виде готовых гаджетов, но также обзавестись поддержкой разработчиков ПО и игр. Post Views: 837

Рубрики

Hовые публикации